Игры у престола. Что стоит за кадровыми сдвигами в АП?

23 марта произошло событие, важность которого сложно переоценить. В отставку ушел Олег Морозов, долгое время возглавлявший Управление по внутренней политике в Администрации Президента РФ. УВП - самое многочисленное подразделение Администрации, в коридорах которого принимаются все принципиальные политические решения. Именно здесь герой Generation P Вавилен Татарский мог бы получить ответ на сакраментальный вопрос о том, "кто решает, куда поверенет национальная политика?"

Кадр из х/ф Generation P

В нашей стране все новые повороты национальной политики несомненно согласовываются в 6-м подъезде УВП АП. Конкретно Управление по внутренней политике отвечает за взаимодействие как с парламентскими, так и с оппозиционными партиями, за координацию власти на всех уровнях и за проведение выборов в стране. Кроме того, несмотря на то, что это направление не является профильным, Управление также берет на себя функцию по частичному регулированию информационного поля. Учитывая возраст ушедшего с должности руководителя УВП Олег Морозова (61 год), его уход был прогнозируем, особенно в свете предстоящих уже в обозримом будущем выборов. Несмотря на то, что отставка совпала с «разгромным» сюжетом НТВ о жене Морозова, договоренность об уходе с должности, по его собственным словам, к тому моменту уже была достигнута. А по некоторым данным, разговор об этом шел еще с лета 2014 года

Последствия ухода Морозова могут быть весьма значительными для баланса сил в УВП. Администрация - это ведомство, где пересекаются интересы многих групп влияния. Любая перестановка легко может привести к "войне всех против всех". И на данном этапе задача нового руководителя УВП - Татьяны Вороновой, обеспечить продолжение стабильной и эффективной работы ведомства, в контексте изъятия Морозова, как структурного элемента, на котором ранее покоился баланс интересов. Теперь задача по "принуждению к компромиссу" различных групп влияния легла на её женские плечи, и от того, как она с ней справится, во многом, зависит эффективность решений государства в ходе весеннего политического цикла. Именно Воронова должна обеспечить ситуацию, при которой УВП будет занято не внутренними клановыми состязаниями, а отработкой актуальной политической повестки.

Татьяна Воронова

Однако вернемся к предыстории перестановок в АП. Когда разговоры об уходе Морозова стали частью политического пейзажа, в прессе сразу же появились две возможных кандидатуры на его должность. Сначала говорили о Тимуре Прокопенко, затем возникла фигура Татьяны Вороновой. Изначально именно Прокопенко выглядел наиболее вероятной заменой. Во всяком случае, на фоне «тяжеловеса» Морозова он казался весьма достойным, а главное, как его зам на протяжении трех лет, логичным кандидатом. К моменту ухода Морозова, Прокопенко имел репутацию дисциплинированного и исполнительного специалиста, а наработанные контакты и связи вполне позволяли начать самостоятельную административную игру.

Карьера Прокопенко началась десять лет назад с должности пресс-секретаря вице-спикера Госдумы. Через два года он оказался в полпредстве президента на Дальнем Востоке. А еще через два года вернулся в парламент уже как пресс-секретарь Грызлова. Ключевой датой для Прокопенко стал 2010 год, когда он оказался во главе «Молодой гвардии» Единой России. В 2011-м он получил депутатский мандат, а в феврале 2012 -го вошел в состав УВП АП и стал заместителем главы управления Олега Морозова.

Как мы видим, еще до этого назначения, работа Прокопенко так или иначе лежала в информационной плоскости — сперва в пресс-службе, а затем в рамках патриотического воспитания молодежи. И уже будучи заместителем Морозова, он взялся за информационную сферу самым серьезным образом. Именно при нем Управление по внутренней политике сумело обеспечить внушительный контроль над целым рядом информационных ресурсов. Но в итоге, именно эта активность Тимура Прокопенко обернулась для него серьезными проблемами, начавшимися в декабре 2014 года.

10 декабря 2014 года так называемый «Анонимный интернационал» через блог «Шалтай-Болтай» начал полномасштабную атаку на Прокопенко. В этот день хакеры обнародовали почти десять тысяч писем с его взломанной почты. Причем это была лишь первая часть. Нельзя сказать, что переписка оказалось какой то криминальной. Больший вред она нанесла лицам, с которыми Прокопенко контактировал. Сам же Прокопенко предстал в роли виртуозного манипулятора и стратега.

Тимур Прокопенко

Однако, сама Администрация Президента, как структура, не предполагает подобной публичности. И факт утечки был сам по себе воспринят как серьезный провал. Итог — Прокопенко утратил контроль над СМИ, но стал курировать федеральные партии, Общероссийский Народный Фронт и всё ту же молодежную политику, которой уже занимался ранее. Несмотря на рассуждения о том, что с аппаратной точки зрения новый пост на который был поставлен Прокопенко является более ответственным, источники, близкие к Кремлю, однозначно констатировали произошедшие изменения как четкий сигнал — пост главы Управления по внутренней политике для него теперь недоступен.

После этого форс-мажора кандидатура Вороновой стала единственно возможной. Очевидным минусом было отсутствие нужного опыта работы непосредственно в Администрации Президента. Однако это обстоятельство никак не сказывалось на ее уровне компетентности: экономист по образованию, с 2000 года она имела отношение к молодежной политике — сперва в иркутском исполкоме «Молодежного единства», а спустя три года — непосредственно в «Единой России». В 2007 году Воронова получила депутатский мандат, и вскоре переключила свою карьеру на избирательную систему, пройдя путь от члена ЦИК до куратора всех регионов.

В условиях приближающегося цикла 2016-2018, подобный опыт становится всё более важным, а возможно и определяющим. Через несколько дней после назначения, Воронова обзавелась и своим заместителем. Им стал Игорь Дивейкин — интересный человек с довольно значимой карьерой. Полковник, выходец из службы безопасности Президента, он некоторое время возглавлял ту же службу, но уже в по обеспечению безопасности Вячеслава Володина. Дивейкин так и остался в его команде, а результатом этой работы стали довольно прочные личные отношения.

Если подводить итоги этих назначений, то первый вывод, который кажется очевидным, это явное смещение основного акцента с информационной политики на форсированную подготовку к грядущим парламентским выборам. Однако стоит учесть, что атака на Прокопенко не сбавила обороты ни после однозначного сигнала о невозможности возглавить Управление, ни после утверждения другой кандидатуры. Более того, давление продолжается по сей день. Последняя порция украденных документов была обнародована на этой неделе. Причем, документов довольно нелицеприятных для самого Прокопенко. Конечно, можно искренне полагать, что «Анонимный интернационал» - это альтруисты-правдолюбы, которые копаются в чужом белье по зову сердца. Но почему то история не знает таких примеров.

Гораздо вероятнее, что весь этот накат шел не для того, чтобы позволить Вороновой обогнать серьезного конкурента, а имел куда более радикальную задачу — окончательно уничтожить Прокопенко, как подающего надежды аппаратчика. Анализ переписки демонстрирует одну важную тенденцию — если первые вбросы "публичили" стратега и давали доступ к информации о его персоне широким массам, то последние всё больше делают акцент на его сомнительных и не слишком этичных сообщениях. И вопрос остается лишь один — инерция ли эти продолжающиеся публикации, или их целью является смещение Прокопенко с того поста, который он занимает сегодня? Похоже для молодого аппаратчика наступает время задать самому себе вопрос о том, кому выгодны подобные удары по его персоне. А главное, как сделать так, чтобы эти публикации не повлияли на его репутацию и имидж компетентного специалиста, который он приобрел в УВП за последний период своей работы.

Николай Севостьянов