Санкции, сознание элит и национализация будущего

28.01.201800:18
12

Очередное расширение властями США санкционного списка против России из-за конфликта на Украине возвращает нас к нерешенной проблеме национализации элит.

По иронии судьбы, и «украинский вопрос», послуживший причиной ввода санкций, и развитие дискуссии о национализации элит в эпоху нулевых, курирует/курировал один и тот же человек — Владислав Сурков.

В оптике Владислава Суркова образца 2006 года вопрос трактовался шире: речь шла о «национализации будущего». Тем не менее, тема элит была краеугольным камнем его дискурса. Приведем характерный отрывок из статьи Суркова «Национализация будущего»:

«На сегодняшний день у нас нет национальной элиты, в первую очередь бизнес-элиты; нет национальных СМИ, национальных общественных институтов и т.д. и т.д. И как итог — у нас нет национального проекта
модернизации России. В этой ситуации идея „суверенной демократии“ неизбежно повисает в воздухе».

Несмотря на некоторые ограничительные меры, принятые в отношении российских чиновников за последние годы, основной пункт повестки национализации элит, а именно национализация их сознания, повисает в воздухе. Точно таким же образом, как в середине нулевых повисал в воздухе вопрос о «суверенной демократии».

Приводным ремнем в этом процессе должна быть высшая политическая воля, а в её основании должен находиться рабочий идеологический концепт. На данный момент мы не наблюдаем ни того ни другого. Инженера, способного, с одной стороны, максимально эффективным образом отстроить процесс национализации элит, а с другой — не подвергнуть при этом риску дезинтеграции государственную и аппаратную конструкцию, тоже пока не видно.

Кроме того, вопрос национализации элит не упирается в одно лишь чиновничество. Речь идет и об олигархическом капитале (тех самых «бизнес-элитах» в формулировке Суркова), имеющем значительное влияние на вертикаль власти. Здесь задача национализации сознания не просто «повисает в воздухе», а с треском проваливается под помост, увлекая за собой перспективы развития национальной экономики.

На повестке дня пока стоит вопрос даже не о «дорожных картах» решения этой проблемы, а о начале широкой общественной дискуссии. В контексте президентской гонки такая дискуссия невозможна по прагматическим причинам, но после 7 мая 2018 года о ней придется всерьез задуматься. К 2024 году проблема национализации элит должна быть тем или иным путем решена, если национальный лидер хочет обеспечить не просто транзит власти, а гарантированное сохранение суверенитета государства хотя бы на ближайшие несколько десятилетий.