Поствыборы: острые углы президентской кампании

03.04.201809:02
33

После того, как Центризбирком поставил окончательную точку в результатах президентских выборов, а Владимир Путин набрал рекордные для себя 76,69% (56 206 514 голосов), была поставлена точка в вопросе легитимности волеизъявления.

Явка почти дотянула до желаемых коридорами власти 70%. Но стоит заметить, что и достигнутые 67,54% составили ни много ни мало 73 629 581 избирателей. Сбритые усы Грудинина — словно белый флаг оппозиции, питавшей надежды на «разогрев» 20% недовольных своим социально-экономическим положением россиян. Итог неутешителен: самый низкий результат КПРФ за всю историю президентских выборов. «Недовольные» не поверили Грудинину.

Дадим свою оценку итогам волеизъявления, заострив внимание на критическом разборе, который предсказуемо больно ударит по его фигурантам.

Скажем честно, особо запоминающейся эту президентскую кампанию никто не назовет. В первую очередь потому, что Владимир Путин ожидаемо отказался от дебатов со своими оппонентами. Последние безынициативно отыгрывали свои роли на федеральных каналах в стиле «исполнено». И, похоже, втайне надеялись, чтобы этот кошмар поскорее закончился.

Теперь их желания сбылись, и господа Сурайкин (498 575 голосов — 0,68%), Бабурин (477 903 — 0,65%) и Титов (555 189 — 0,76%) могут лично позвонить всем голосовавшим за них избирателям и поблагодарить за то, что они не поленились посмотреть их программы в интернете и прийти на участок. Впрочем, тоже самое можно сказать и по поводу Григория Явлинского, которого вполне официально можно считать политическим зомби, после того, как его обогнала Ксения Собчак с её 1,67%. С Явлинским всё довольно печально:

Как мы видим в таблице, речь идет о тотальном упадке доверия со стороны россиян. Забавно, что на прошлых выборах 2012 года Григорий Явлинский даже не смог выставить свою кандидатуру, поскольку четверть подписей, собранных им для своей регистрации, была забракована ЦИК. С 1996 года прошло 22 года, а мы видим одно и то же лицо вновь и вновь.

В этом есть некая ирония. «Яблоко» позиционирует себя партией западного типа, однако, в европейской политической традиции установлен жесткий принцип ответственности руководства за результаты выборов. Политические неудачники не могут бесконечно выставлять свои кандидатуры. Чаще всего бывает достаточно одного провала.

В этом смысле более всех беспощадны американцы, у которых демократы и республиканцы всегда ищут новые лица в своих партиях, если их чемпион оступился. Вполне показателен и опыт Франции: бывший президент Франсуа Олланд был настолько непопулярным (в какой-то момент его действия одобряли всего 6% французов), что даже не стал баллотироваться на второй срок. В родной социалистической партии ему мягко намекнули, что никто не хочет, чтобы он когда-нибудь представлял их еще раз.

Как видите, ничего сложного: обычный прагматизм и предвыборная социология. Я никогда не поверю, что в «Яблоко» не могли подсчитать реальную электоральную поддержку их кандидата. Упрямство партии приводит к тому, что ее перспективы становятся все более туманными в свете появления новых конкурентов.

Все вышесказанное относится и к Владимиру Жириновскому (5,66%). Он уже в шестой раз участвует в президентских выборах. А ведь на почетную пенсию стоило бы отправиться уже во второй, когда он набрал 2,7% голосов. Кажется, здесь первую скрипку играет мотивация «Есть Жириновский — есть ЛДПР, нет Жириновского — нет ЛДПР», если изъясняться в стиле Вячеслава Володина.

Всех интересует вопрос ядерного электората ЛДПР: это лишь преданные фанаты Владимира Вольфовича или же ЛДПР больше, чем партия одного человека? Скорее всего, ответ мы узнаем уже на следующих парламентских выборах. В ЛДПР явно не хотят повторить судьбу «Справедливой России», которая уж слишком резко провалилась в 2016 году. Поэтому Жириновский продолжает мелькать в телевизоре, ходить на политические ток-шоу и поливать грязью своих оппонентов. Лишь бы о нем не забывали.

Эту усталость от старых приевшихся лиц смогли уловить в КПРФ. Геннадий Зюганов, который баллотировался в президенты «всего» 4 раза, уступил таки место подмосковному бизнесмену Павлу Грудинину (11,8%). Очень много было сказано о том, насколько это был неудачный выбор. Действительно, с точки зрения истории и идеологии партии очень тяжело было сплотиться вокруг человека, который олицетворяет собой «бесчеловечный капитализм», относится к своим рабочим как к расходному материалу и вкладывает средства в западные активы.

Но, как говорится, другого кандидата у меня для вас нет. При этом надо отдать должное партии, которая хотя бы попыталась намекнуть, что ей интересен ребрендинг в сторону скандинавской модели, где капитализм и социализм редуцированы к золотой середине. Пока вышло совсем неудачно, но может в следующий раз в КПРФ смогут найти социально ответственного бизнесмена, который не будет зацикливаться на фигуре Сталина, а на деле покажет, как обустроить Россию, не предавая идеалы дедушки Ленина. Нишу радикальных коммунистов с электоратом babushkas могут вполне себе забрать «Коммунисты России» во главе с Сурайкиным.

Таким образом, единственным человеком после Владимира Путина, который смог заработать на этих выборах реальные политические очки, стала Ксения Собчак. Ей удалось отгрызть часть избирателей и Явлинского (это было несложно), и Навального (правда, их количество не поддается оценке).

При этом не обошлось без забавных казусов: максимально быстрый сбор подписей для регистрации оставляет впечатление в стиле «что-то здесь нечисто». Судите сами, согласно телеграм-каналу Russia calls, в республике Тыва Собчак получила 1779 голосов, в то время, как ранее она собрала там же необходимые для регистрации 2500 голосов. Справедливое замечание о том, что это теоретически возможно не перебивает оставшегося осадочка и чувства необходимости прокурорской проверки. Однако же на гребне этой волны Собчак уже объявила о создании «Партия перемен» вместе с Дмитрием Гудковым, оппозиционером московского масштаба. Станет ли она очередной мертворожденной партией российской оппозиции — покажет только время.

Проигравшим в этой ситуации оказался Алексей Навальный, у которого появился новый конкурент федерального масштаба, способный воздействовать на протестный электорат. При этом, конечно, есть уверенность, что результат самого Навального, участвуй он в выборах, был бы гораздо серьезнее 1,67% Собчак. Однако невозможно понять, сколько людей проигнорировало выборы по его призыву. В этом плане Собчак оказалась действительно эффективным спойлером. Она смогла привлечь более одного миллиона избирателей (1 226 145, если быть точным). А её итоговые цифры оказались не слишком высокими (еще один повод для некоторых поговорить о никчемности либеральной оппозиции), но и не слишком низкими, чтобы записать ее в однозначные аутсайдеры.

Пока что лучшей идей Навального оказался призыв в 2011 году голосовать на парламентских выборах за любую другую партию, кроме Единой России. Но тогда никто из системной оппозиции не сказал ему спасибо, а через 5 лет мы узнали, что КПРФ и «Справедливая Россия» были фактически главными бенефициарами той кампании. В 2011 году КПРФ получила 20,4% голосов, а в 2016г. — 13,5%, в то же время «Справедливая Россия» 14,22% в 2011 и лишь 6,2% в 2016г. При очень грубом допущении эти голоса могли бы достаться Навальному и его потенциальным союзникам, но, как мы знаем, ему так и не удалось зарегистрировать свою «Партию прогресса». А совсем недавно бывший соратник Алексея Анатольевича технично увел «Партию прогресса» из-под носа оппозиционера.

Напоследок хотелось бы рассказать, что не все так гладко и в королевстве Владимира Путина. Ложку дегтя в его результаты подкинули Петр Верзилов и его «Медиазона», отправившиеся наблюдателями в Чечню. Помимо всего прочего, там они запомнились пародиями на то, как свои соцсети ведет Рамзан Кадыров (обратите внимание на вот это «братья»). Но главное это то, что результаты участков в Грозном, где были наблюдатели от «Медиазоны», и где их не было — довольно сильно разнятся.Статистической погрешностью это не объяснишь, а рвение обеспечить лучший результат и так абсолютному фавориту предвыборной гонки коазалось медвежьей услугой. Прозрачность результатов нужна не только для легитимности, но и для обратной связи с властью. Владимир Путин — это не доллар, чтобы его все любили, поэтому даже средний результат — это не всегда маркер плохой работы местной власти, а возможность понять, в какую сторону нужно меняться и какую работу над ошибками стоит провести. При этом даже данные «Медиазоны» свидетельствуют о безусловной поддержке в Чечне действующего президента. А разбор реальных причин, по которым люди могли не прийти на эти конкретные выборы, стоит оставить социологам.

 

Степан Василенко

Чтобы оставить комментарий, войдите через соцсеть