Оскорбления в СМИ: зачем Госдума создает видимость дискуссии?

05.06.201820:39
69

С подачи Жириновского развернулась заочная полемика в медиа между председателем Госдумы Вячеславом Володиным и его прямым подчиненным вице-спикером Петром Толстым. Странные вещи творятся в ГД-city. Небывалый плюрализм.

Началось все с того, что Жириновский обвинил «Эхо Москвы» в резких высказываниях в адрес высших должностных лиц РФ. Инициативу поддержал Володин, заявив, что пора на законодательном уровне отрегулировать данный вопрос, проанализировав аналогичный опыт Запада. Отметим, что европейский опыт не подкрепляет позицию бывшего перзамрука АП: незавуалированные оскорбления высших лиц Франции в Charlie Hebdo только способствуют процветанию издания, а Германия, принявшая ряд жестких законов, не выделяет высших чиновников в отдельную касту, как желает того Володин.

Оппонентом в этом споре неожиданно выступил Петр Толстой, заявивший, что имеющиеся законы РФ в полной мере защищают представителей власти от публичных оскорблений. По его мнению, дополнительных ограничений для СМИ вводить не имеет смысла.

Петр Толстой — опытный журналист и прагматик, понимающий, что соревноваться с Володиным в плане административного и организационного ресурса нет никакой возможности. Версия о том, что Толстой мог пойти на полемику с шефом, дабы защитить права и свободы СМИ смехотворна.

Возникает вопрос: что это было? Первое, что приходит в голову — аппаратный сбой, несогласованность позиций. Но есть и другая версия. Неизбирательное понятие «руководство страны» в инициативе Володина может быть сигналом того, что он ищет инструменты для гарантированного вывода Госдумы из-под критики СМИ. Кейс Слуцкого хорошо мотивирует плотно работать в этом направлении.

В этом контексте демарш Толстого может оказаться спойлерской акцией, создающей иллюзию того, что в Думе по данному вопросу существует дискуссия и плюрализм мнений, в то время как закон будут стремительно готовить к принятию.

Кроме того, сильная Госдума, защищенная УК РФ от критики, вполне может претендовать на субъекта транзита власти в 2024 году, если Володин усилится соответствующим образом.

Однако даже сам закон, не говоря уж о роли ГД в транзите, под большим вопросом. Вероятнее всего, его придется спустить на тормозах: нет общественного запроса, а вот скандал может получиться громкий. Депутаты, конечно, могут попробовать протащить закон втихую, но, кажется, что наученные противостоянием с Госдумой СМИ устроят ей новый кейс почище Слуцкого.

Внутриполитическому блоку АП такие риски вряд ли будут по сердцу и, скорее всего, по закрытым каналам последует соответствующая реакция со Старой площади.

Чтобы оставить комментарий, войдите через соцсеть