«Русский марш» - важные вопросы, незрелые ответы

05.11.201817:37
286

Вчера одновременно в нескольких городах (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск) прошли санкционированные митинги русских националистов под общим названием «Русский марш». Вообще, «Русский марш» - это одна из тех протестных акций, которую центральная власть одновременно любит и ненавидит.

Любит за то, что можно в очередной раз продемонстрировать обществу несостоятельность ультраправого национализма как серьезного политического движения. Сухо в цифрах: в общей сложности в Москве (было две отдельных акции в разных районах) вышло около 600 человек, тогда как в Екатеринбурге и Новосибирске речь идет о 30-40 человек. Социальный состав можно охарактеризовать как молодежь от 14 до 25 лет, школьники и студенты, которые еще полны радикализма, но только начинают социализироваться в политической культуре.

Однако уже много лет власти маргинализируют ультраправых русских националистов на внутренней арене, несмотря на «Русскую весну», активную внешнюю политику в Сирии и т.д. В широком смысле подход русских националистов к политике подрывает основы современных государств (États-nations), которые строятся на гражданской идентичности в противовес этнической («деструктивной и архаической»). Попытки найти компромиссы (« хорошо русским – хорошо остальным», евразийская модель признания этнокультурных идентичностей) не особенно интересуют власть, поскольку угрожают открыть ящик Пандоры.

Если российские власти и вынесли опыт из развала Советского Союза, то он заключается в том, что социально-политические разломы легче всего формируются именно по этнонациональному признаку. Проблема в том, что конструкт «россияне» слишком плоский и наполнен негативными коннотациями, идущими со времен Бориса Ельцина. Попытка Владимира Путина сделать упор на термин «патриотизм», не может полностью подменить рефлексию об идентичности жителей России.

Это волей-неволей прорывается в плоскость политической коммуникации. Почти в каждом своем посте Рамзан Кадыров пишет о том, какими качествами должен или не должен обладать «настоящий чеченец», а никак не «настоящий россиянин». Как соотнести реальность нашей этнической идентификации с проблемой государственного языка, территории, финансирования культуры? Очевидно, что эти вопросы откладываются, потому что четкого ответа на них нет. «Русский марш» пытается инициировать подобие общественной дискуссии, но делает это по-детски наивно и радикально.

Чтобы оставить комментарий, войдите через соцсеть