Политические риски цифрового протеста

11.03.201917:53
226

В это воскресенье в Москве, Воронеже и Хабаровске прошли митинги «Против изоляции интернета». Самая массовая акция состоялась в столице, где, по данным движения «Белый счетчик», участвовало 15,3 тысячи человек. МВД дает более консервативную цифру в 6500 участников. Поводом стал законопроект сенатора Клишаса и группы депутатов о «суверенном интернете», а точнее, его последствия в версии организаторов акции — незарегистрированной «Либертарианской партией» и других манифестантов.

Сам митинг логически продолжил протестные акции под эгидой digital resistance, которые состоялись в конце апреля 2018 года в связи с блокировкой Telegram (тогда вышло около 10 тыс. участников). Но при этом добавились и параллельные социальные темы — законопроект о «неуважении госвласти» и, в целом, проблема цензуры как таковая. Персональное дистанцирование от мероприятия Алексея Навального не сказалось на численности: митинг получил промо от Павла Дурова и выглядит весомой общественной заявкой на фоне вялой протестной активности системной оппозиции.

Интересно, что в Кремле поспешили перевести фокус внимания на недопонимание между властью и митингующими, создав впечатление консенсуса по главным вопросам повестки. Так, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что законопроекты направлены не на изоляцию российской сети, а на то, чтобы парировать агрессивные действия иностранных государств, которые могут в будущем захотеть отключить Россию от интернета. Но такое объяснение вряд ли устроит недовольных, которые могут привести в пример Китай и те ограничения, которые это государство установило в рамках функционирования «суверенного интернета».

Желание властей предоставить больше информации по повестке объяснимо, поскольку у цифровых протестов есть реальная перспектива перерасти в политические акции. В России 75% взрослого населения пользуется интернетом, и уже мыслит его как «территорию свободы» и неотъемлемую часть своей жизни. Китайский опыт может привести к проблемам, аналогичным тем, что уже имеются у Поднебесной. Например в Китае хоть и не везде, но ощутима очень низкая скорость и высокие издержки бизнеса e-commerce. Если санкции и экономические трудности воспринимаются российским населением, как давление извне (здесь доминирует сознание «российского глубинного народа»), то технические ограничения будут затрагивать уже интересы активных горожан и того сегмента, который пока не ассоциирует требования «либертарианцев» с перспективой политических перемен.

Чтобы оставить комментарий, войдите через соцсеть