О том, почему «Долгое государство Путина» нуждается в идеологии

22.04.201919:17
472

Когда Владислав Сурков представил публике статью «Долгое государство Путина», он, скорее всего, четко понимал, какая именно брешь зияет в самом основании современной российской политической системы. А именно, отсутствие идеологического базиса и большого проекта. На данный момент есть только формула, согласно которой источником власти в России является её многонациональный народ. Его миссия - сохранять суверенитет РФ и стремиться обеспечить благополучие и процветание государства. Добрые пожелания, однако, совершенно не задают конкретного вектора развития. Так что же, мы здесь только для того, чтобы make Russia great again, не вдаваясь в подробности того, из чего, собственно, должно состоять это самое great?

В то же время, у лидирующих держав есть четко выраженная идентичность: демократизаторское мессианство США, китайская модель социализма или, например, супранациональный проект Евросоюза. Россия считает себя не просто частью международного сообщества, но и одним из его амбициозных субъектов. Однако до сих пор мы не можем очертить образ желаемого будущего. Постулируемый концепт многополярного мира с табу на вмешательства в дела суверенных стран выглядит интересно. Но его недостаток в том, что он слишком технологичный, как будто выписан из учебника по международным отношениям. В реальном мире, где есть сильные и слабые и есть острая конкуренция, такие схемы не работают

Россия 90-х была отрицанием советского прошлого и проектом демократического транзита. Россия 2000-х – свертыванием этого процесса в пользу «суверенной демократии». Внутриполитические сложности Транзита-2024 связаны с тем, что нет единого понимания, какое государство мы будем строить. В идеале -такое, где стабильность системы не зависит от одного человека, потому что нацию объединяет проект и у элит есть видение развития на следующие 20-30 лет. Но как это совместить с политической реальностью, в рамках которой Владимир Путин давно перерос саму функцию президента и является по сути точкой сборки страны?

Для решения этой дилеммы Сурков предлагает оперировать понятием «государство Путина». Государство после Транзита-2024 будет просто еще одним отражением Путина, безотносительно фигуры, которая будет формально представлять Россию. Получается, что неважно, скопируем ли мы формат Казахстана или создадим другой с усилением Госсовета. Так или иначе Владимир Владимирович продолжит оставаться точкой консолидации «глубинного народа» и элит. И здесь очевидно, что подобный интеллектуальный концепт не компенсирует текущие недостатки идеологической базы, а лишь оттягивает момент поиска других идей.

Возможно, что самый большой вызов для Владимира Путина состоит именно в том, чтобы будущая реконфигурация власти получила подходящий идеологический каркас. Россия и её общество нуждаются в серьезных идеологемах, просто эксплуатировать ценность суверенитета (которую сегодня инструментализируют только страны наподобие Украины или Эстонии) не получится. Просыпаются запросы на повороты (левые/правые/зеленые/коричневые), а это значит, что пора сформулировать видение государства, которое сможет не просто пройти момент Транзита-2024, но и объединить нацию, став прочным фундаментом для будущих поколений политиков.

Чтобы оставить комментарий, войдите через соцсеть