Плебисцитарность и «новая открытость» как возможные константы Долгого государства Путина

20.01.202016:07
485

На прошлой неделе Россия вошла в активную фазу большого политического Транзита. Предложенные Президентом изменения в Конституции РФ затрагивают все ветви власти: будут скорректированы полномочия важнейших государственных институтов, которым теперь придется искать баланс во взаимоотношениях друг с другом. Какой же будет итоговая конфигурация политической системы? Вопрос с тремя звездочками.

Пока очевидно, что Владимир Путин пытается заложить фундаментально новую конструкцию постпутинской России (она же, в известной терминологии, «Долгое государство Путина»), где политическое пространство будет расширено не только для коллективного руководства страной, но и для публичного, мирного разрешения конфликтов элит.

Об этом, в частности, говорит наметившееся ослабление Правительства и усиление институтов других ветвей (Федеральное Собрание, Конституционный суд). Совершенно очевидно, что такой подход добавит конкурентности и полифоничности их диалогу.

Однако для прочности всей конструкции нужен и страховочный механизм, который был бы закреплен в Конституции. Основным вариантом пока является апгрейд Госсовета с наделением его контрольно-ревизионным функционалом. Это модель, при которой Владимир Путин совместно с регионально-федеральными элитами сможет (при желании остаться в системе власти) координировать с преемником государственный курс. При этом нет оснований считать, что преемнику достанется «техническая» роль: в параметрах предложенных поправок Президент остается самым сильным институтом во властной вертикали.

Также на данном этапе в резерве может пребывать еще один страховочный механизм. В теории в надпрезидентский коллективный орган может быть возведен Совбез, который получит расширенные контрольные функции. Эта «казахстанская» модель Транзита подразумевает, что Совбез станет неформальным цементирующим звеном между Администрацией президента, Госсоветом, Федеральным Собранием и партией власти, а Владимир Путин приобретет в нем «золотую акцию».

Важно понимать, что анонсирование изменений 15 января 2020 года — это пока только начало процесса. Причем процесса открытого, который подразумевает дискуссии, многочисленные экспертизы, консультации. Широкая рабочая группа по изменению Конституции и намечающееся на апрель всероссийское голосование по этому изменению — первые признаки, с одной стороны, новой открытости, а с другой — плебисцитарности Долгого государства Путина. Посмотрим, смогут ли они стать его константами.

Чтобы оставить комментарий, войдите через соцсеть