Антикоррупционность — новый социальный контракт для политической элиты

27.03.201914:36
233

На фоне последних резонансных арестов (сенатора Арашукова и экс-министра Абызова) многие поспешили объявить о начале серьезной антикоррупционной кампании в России. В необъявленном режиме, эта кампания идет давно: с 2014 года мы видим резкий рост уголовных дел против высокопоставленных чиновников. Если 2013 году было известно о 18-ти таких случаях, то к 2018 году эта цифра увеличилась в два раза.

Связь с Крымскими событиями более чем прямая. Санкционное давление Запада наконец-то вынудило переходить от риторики «национализации российских элит» к делу. Власти перестали закрывать глаза на связь высших чиновников с офшорами и вывод ими (или при их участии) денег в иностранные юрисдикции. Такие практики стали восприниматься в качестве источника прямых рисков и угроз. Кейс Абызова, долгое время проживавшего за рубежом и ныне обвиняемого в выводе средств энергетических кампаний в офшоры ложится в этот контекст как нельзя лучше.

Интересно и важно, что усиление контроля за связанными с Западом башнями и кланами косвенно позволило понять, что в «огосударствлении» нуждаются и «внутренние» коррупционеры. Издержки воровства в условиях дефицита cредств на социально-экономические проекты стали триггером борьбы и с «национальной» коррупцией. Неприемлемость распила ради показного потребления, без реального инвестирования в Россию и её благосостояние — кейс Арашукова и, в меньшей степени, Улюкаева.

Политическая целесообразность действий руководства РФ неоспорима, т. к. влечет за собой повышение общественной поддержки. Но в тоже время важно, чтобы элиты правильно воспринимали сигналы — уголовные дела не часть закулисной борьбы за власть, а наказание за серьезное нарушение социального контракта, обуславливающего стабильность всего государства.

Чтобы оставить комментарий, войдите через соцсеть